Дареный конь, гадание на профессию и ножка младенца в тарелке с кашей — древний осетинский праздник в честь родившегося мальчика отмечают и в наши дни, но уже по-другому.

Второй месяц лета в Осетии — время кахцганан, одного из самых почитаемых здесь праздников. Если у осетина родился мальчик, то в июле второго года жизни наследника ему обязательно «сделают кахц». Рассказываем, что это такое.

 

Отголоски господства материнского рода

Обычай кахцганан связан с особыми отношениями между племянником и его дядей по матери — они восходят еще к периоду господства материнского рода.

Дословно «кахц» — это чаша, «канын» — делание. С небольшой и неглубокой, имевшей в этом обряде символическое значение деревянной чашей мать новорожденного мальчика обходила своих родственников за две недели до торжества — собирала подарки. Семья мужа отправляла свою невестку в дом родителей не с пустыми руками: с пирогами, мясом и национальными крепкими напитками — пивом и аракой. В родном доме женщину встречали почетно и приглашали гостей.

— Родственники молодой матери должны были вручить ей подарки: чем ближе родство, тем дороже дары, — объясняет старший научный сотрудник Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований, этнограф Алан Багаев. — Самые близкие преподносили барана или бычка. А дядя по линии матери обязательно дарил жеребенка. Если родного дяди не было, обязанности дарителя брал на себя двоюродный, троюродный — и дальше по родственному кругу. Если мальчик почему-то оставался без коня, то, повзрослев, он имел право увести его у родственников матери. Племянника должны были простить — он взял свое.

Женщина возвращалась в дом мужа в воскресенье. На этот день недели в республике приходится большинство праздников, и кахцганан — не исключение. В разных ущельях Северной Осетии он отмечался в разное время: где-то в первое воскресенье июля, где-то во второе. Сегодня праздник часто справляют и в третье воскресенье.

 

«Все ждали, что привезет невестка»

— Все ждали, что же привезет невестка, — рассказывает Алан Багаев. — Не только родственники мужа, но и соседи. Если арба была полна подарков, а за ней на привязи шел жеребенок, бычок или баран, уважение со стороны семьи мужа и соседей к женщине вырастало. Гостинцы, по обычаю, могли видеть все — никто ничего не утаивал, это считалось дурным тоном.

В ожидании матери ребенка, семья, проводившая кахцганан, с утра резала жертвенное животное — и праздник начинался. У осетин есть понятие «нывонд» — это животное, чаще всего бычок или баран, которое специально откармливают к торжеству. Обычно ему на шею надевают деревянную дугу, чтобы все видели, что это жертвенное животное — его не своруют, не кинут в него камнем и не ударят.

Перед закланием старший в семье произносил молитву, чтобы боги приняли жертву. Потом голову жертвенного животного подносили к огню — считалось, он обладает очищающей силой.

Затем начиналось ритуальное застолье. Для осетин это не столько пиршество, сколько общение с высшими силами. За столом произносят тосты — как правило, сидя: считается, что небожители в это время тоже сидят за столом и питаются запахом. Потому, к примеру, напитки, пока идет застолье, закрывать нельзя.

На стол во время кахцганана ставили традиционные для любого праздничного осетинского застолья угощения: непременные пироги с сыром, три ребра жертвенного животного, каша дзыкка, шашлык, мясо, пиво и арака. Резать блюда надо правильно: снизу вверх и слева направо — так осетины сохраняют и преумножают благополучие. Старший за столом должен обязательно сидеть лицом на восток, к солнцу — чтобы молитва шла прямо к богам. Осетины до сих пор строго соблюдают эту традицию.

Помимо пира во время праздника устраивали игры — джигитовку, в том числе со стрельбой в цель, — и молодежь демонстрировала удаль, храбрость и ловкость. А мальчики от 5 до 14 лет обходили все дома в селе, где в этом году родились наследники, и желали родителям и ребенку блага. За это им давали угощения. Дети усаживались с лакомствами на видном месте и, подражая взрослым, вели застолье.

— Это своего рода метод социализации, так познавались и впитывались подрастающим поколением народные традиции, — объясняет Багаев.

 

 

Как узнать будущую профессию малыша

Со временем обычай трансформировался — и сегодня, как правило, женщина за дарами в дом родителей не ходит. Многочисленные гости сами приходят с подарками на ритуальное застолье. Время коней и домашнего скота прошло — теперь чаще всего одаривают деньгами.

Но празднуют кахцганан по-прежнему с размахом, стараясь придерживаться всех правил. Правда, по словам Алана Багаева, делают это не всегда верно. Например, окунают ножку маленького наследника в дзыкка — традиционную осетинскую кашу из муки с сыром и сметаной.

— В прошлом эту процедуру проделывали только с девочками. В кашу окунали ножку дочери, родившейся перед сыном. У такой девочки был особый статус, считалось, что благодаря ей родился наследник, она его вестник. Так что семье, где родилась девочка, часто высказывали пожелание: «Пусть ее ножка будет обмакнута в дзыкка», что означало — пусть вслед за ней родится мальчик.

Смешением традиций является и еще один интересный обычай, когда перед ребенком раскладывают предметы, символизирующие разные занятия. Малыш должен вытянуть один из них — так определяют его профессиональный путь. Раньше ритуал проводили на другой праздник — афадзы куывд. Его отмечали в первый год жизни ребенка — как мальчика, так и девочки.

— Ребенок выбирает один из предметов, символизирующих специальность, ремесло — нож, ручку, гармошку, книгу, иголку с ниткой… Мой отец, к примеру, взял ключи от машины, — делится этнограф. — И он с 13 лет интересовался машинами, всю жизнь работал шофером. Фильм по телевизору смотрит, видит автомобиль — может назвать не только марку, но и год ее выпуска.

Как бы ни менялись обряды, по-прежнему актуально одно: не провести кахцганан считается предосудительным.

— Раньше, если у семьи не было средств, чтобы соблюсти ритуал в первый год жизни ребенка, его переносили на следующий год. За это время семья собирала деньги, — говорит Алан Багаев. — По народным представлениям, ребенок, которому не справили кахц, будет болезненным и неудачливым.

И эти представления живы, так что в середине лета в Осетии главные герои — по-прежнему маленькие мальчики.

 

Милена Сабанова

https://etokavkaz.ru/



Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи!

Не все поля формы заполнены корректно: