Гиви Валиев о палитре театра, душе актера и чутье режиссера Впервые жизнь свела меня с Гиви несколько лет назад, в кабинете на тот момент действующего министра культуры республики Фатимы Хабаловой, которая собрала выпускников нескольких североосетинских вузов для поступления в ГИТИС. Как выяснилось, нас обоих, представителей одной фамилии, объединяла неутомимая любовь к искусству. Он тогда был молодым, но уже известным актером, уверенно желающим познать режиссерское ремесло. И сегодня, все так же обаятельно улыбаясь, и легким движением руки перебрасывая угольно-черную прядь волос на бок, уже квалифицированный режиссер Гиви Валиев заходит в кафе и мгновенно располагает к себе присутствующих. Актерская харизма в сочетании с режиссерской жесткостью сразу вызвали во мне желание начать беседу с того, как нашему арт-герою удается так умело жонглировать абсолютно разными сторонами единого Прекрасного. Расскажи о себе, как о режиссере, поставив себя на место актера, играющего в твоей постановке У меня есть железное правило: я в своих пьесах никогда играть не буду. Не знаю, какой я режиссер. Актер думает только о своей роли, а режиссер о спектакле, в целом. Я могу увлечь команду, которую собрал: во время читки и разбора пьесы я способен внушить актерам, что эта работа стоит того, чтобы ее воплотить в живое зрелище на сцене. Я не намерен выбирать. Надо стремиться к тому, чтобы в тебе эти две страсти друг друга полюбили. Думаю, в работе режиссера я диктатор. Но если говорить об актерстве, то актер должен понимать и принимать, что говорит режиссер. Если все верно и четко в себе сложить и образовать, эти две профессии, контрастные и ненавидящие друг друга порой, поладят и уживутся. Осетинский театр сегодня Северо – Осетинский государственному академическому театру не хватает национальной драматургии. Нам катастрофически нужны драматурги! Если говорить о раннем осетинском театре, о том времени, когда живы были великие драматурги и писали именно для театра, он гремел! Сегодня ощущается нехваток драматургии, а театр без нее существовать не может, как и она без него. Наш театр всегда славился репертуаром: на сцене были представлены произведения мировой классической литературы. И по сей день они проходят с успехом. Это трагедия «Ромео и Джульетта» в постановке Тамерлана Дзудцова, у нас есть и спектакли осетинских классиков, есть спектакли «Богатый дом», «Черная бурка» и национальные комедии. Осетинский театр не должен себя ограничивать в драматургии – только национальной или только классической. Должен быть синтез всего. Театр не должен быть ограничен в чем-то. Театр должен развиваться. Он должен ставить современную драматургию, национальную драматургию, классическую драматургию, потому что надо угождать каждому зрителю и думать об актерах. Что касается перемен…Мы пока занимались Новое руководство в лице Владислава Колиева Художественный руководитель театра должен иметь театральное образование или больше важны административные навыки? Если взять практику лучших российских театров, например, Вахтанговский, раннюю Таганку, Ленком, там художественные руководители режиссеры. Режиссерское мышление – это особенный инструмент. Режиссер решает в своем театре только оригинальные вещи. Административное направление - это все остальные процессы, что не менее важно, но абсолютно не имеет отношение к творчеству. Если в театре есть талантливая режиссерская рука, он будет иметь успех. И хороший режиссер всегда будет искать драматурга, потому что он думает о престиже театра, о наличии авторских постановок, о концепции и форме того продукта, который он покажет зрителю. Сколько бы у нас не ставили Шекспира, Коста нам дороже! Мы должны ставить и классику, и читать современные пьесы, и искать своих авторов. Только так будет идти вперед. Как ты можешь пояснить образное разделение многих режиссеров театр на “живой” и “не живой”? И какой тогда театр в Осетии? Для меня не живой театр – это когда нет актерских сил, когда не обновляется труппа, происходит хронический стоп-кадр. В осетинском театре труппа мощная и растущая. Он не может быть мертвым. Я убежден, что нашему театру сейчас больше всего не хватает пристального внимания руководства республики. Если мы сегодня потеряем осетинский театр, мы его больше никогда не вернем. Потому что осетиноговорящих людей мало. Каждый актер нашего театра на вес золота. Именно это требует внимания и поддержки. Наш театр – живой организм, который необходимо беречь. В профессии режиссера ты не так давно, но работаешь в контрастно разных жанрах, тонко и глубоко чувствуя автора и героев. С чутьем режиссера рождаются или это приобретается с опытом? Думаю, каждый человек рождается со своим персональным кодом. С ним он проходит определенный путь и приходит к тому, в чем ему дано реализоваться. Мне суждено было стать режиссером. Не могу сам давать себе оценку, но я чувствую психологию актера, его природу и проживаю пьесу, над которой работаю. Знаете, у пьесы тоже есть код. Если ты его разгадал, она становится душой. Живой, дышащей. И ты ведешь с ней диалог, разговариваешь, узнаешь и начинаешь вникать. Проживаешь ее. За последнее время были какие-либо постановки других режиссеров, которые тебя восхитили? Настолько, что ты пережил, образно говоря, катарсис? Да. Когда я приезжаю в Москву, никогда не теряю времени и не жалею средств на театр. Есть три режиссера, работы которых меня вскрыли, не побоюсь этого слова. Это спектакль Михаила Левитина по роману “Дон Кихот”, представленный на сцене театра “Эрмитаж”. В главной роли народный артист РФ Борис Романов. Я никогда прежде не видел такого сходства актера с героем романа. Это шедевральная постановка о возрасте в оформлении Сергея Бархина. Моему мастеру удалось почувствовать посыл автора, передать его зрителю, и его работа имеет колоссальный успех в столице. Я горжусь тем, что учусь и работаю с ним. Так же постановка Юрия Бутусова по пьесе Брехта “Добрый человек из Сезуана”. Это был однозначно катарсис! Великолепное музыкальное оформление, хореография и актерская игра. Настаиваю на том, чтобы каждый смог это увидеть. И, конечно, Римас Туминас, потрясающе владеющий эстетикой театра. Это люди одного поколения, которые знают и соблюдают классические традиции. В спектаклях Туминаса доминирует хорошая музыка. Он передает красоту в лучших проявлениях, не приторную, а настоящую! На осетинской сцене ты поставил 5 спектаклей, которые вызвали положительный резонанс и прошли с успехом. Расскажи о своих дальнейших планах? Дебютный спектакль «Прощай, овраг!» стал лауреатом фестиваля «Сцена без границ». Это не только моя победа, а результат работы всей постановочной части. Так же в Дигорском драматическом театре я поставил спектакль по Жану Аную «Генералы в юбках». Это третья работа наряду со спектаклями «Прощай, овраг!» и «Кровавая свадьба». В Русском академическом театре им. Е. Вахтангова прошел спектакль по Жану Аную «Бал воров. В Северо-Осетинском академическом театре им. В. Тхапсаева я в сентябре приступаю к «Кавказскому меловому кругу». С Казбеком Губиевым мы договорились. Сейчас я нахожусь в ГИТИСе, у меня постановка по пьесе Николая Островского «Лес», мы задействованы все – и режиссеры и актеры. Сейчас в Москве мы с моим мастером Михаилом Захаровичем Левитином, художественным руководителем театра «Эрмитаж», народным артистом, поэтом, режиссером ведем переговоры по поводу известной пьесы Карела Чапека “Средство Макропулоса”. В ближайшее время этот вопрос решится, и я полечу в Москву ставить этот прекрасный спектакль.
Комментарии (1)
nike air presto sky blue
04 января, 2018 в 08:18
<a href="http://www.wellnessmentortraining.com/merry_en/nike-kwazi-on-feet-red">nike kwazi on feet red</a>,<a href="http://www.youarevideo.com/merry_en/nike-air-force-1-high-suede-tan">nike air force 1 high suede tan</a>
nike air presto sky blue


Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи!

Не все поля формы заполнены корректно: