Любовь и другие семейные ценности

 

..мы втроём лежим на родительской кровати: я, сестра и старший  двоюродный брат. Он читает нам Айболита Корнея Чуковского. Мне, наверное, нравится этот рассказ, потому что я сама принесла эту книгу  и попросила  почитать вслух. Сама я ещё не умею.  Живо представляю себе деток и Африку,  и что никогда не пойду туда гулять. Следующее мгновенье я помню, что брат и сестра  продолжают лежать на кровати, а я под кроватью. Я очень боюсь Бармалея. Он может меня утащить и съесть. Я начинаю плакать. Это первое чувство страха, которое я помню.

Мой брат достаёт меня из-под кровати и берёт на руки. Я восхищаюсь, какой же он сильный и взрослый. Ему целых 17 лет. Я уже не плачу. Он покачивает меня на руках и рассказывает, как лазерным мечом джедая расправится с Бармалеем. Мне становиться очень уютно, безопасно и я засыпаю у брата на руках.

Лето,  жарко. В Центральном парке около памятника «Дед и внук» (или отец и сын) мы сидим на лавочке и едим мороженое.  В Тереке вода грязная и серая, как асфальт. Сегодня брат обещал научить меня играть в теннис. Моим первым разочарованием было то, что теннисная ракетка намного тяжелее, чем бадминтонная. На корте играет красивая девушка в светлых джинсовых шортах,  с тёмными волосами, собранными в хвост на затылке. Это девушка моего брата. Её зовут Альбина. Она обещала мне на первое сентября, когда я пойду наконец-то в школу, заплести две косы колоском. Я буду самой красивой первоклассницей! Потом мы играем в теннис, у меня сперва не получается попасть ракеткой по мячу, но потом я вхожу во вкус. Лучше всего у меня получается подача. Альбина играет со мной и, конечно, поддаётся, не может отбить ни одной моей подачи. Я счастлива. Спрашиваю у брата, кого он больше любит меня или её. Он берёт меня на руки и тихо говорить на ухо, что, конечно, меня, но чтоб Альбина не расплакалась, он ей скажет, что поровну. Это первое явное чувство счастья и превосходства, которое я помню.

У меня ветрянка. Чешется всё так, что сил терпеть нет. Плюс к этому, мне очень не нравится отражение в зеркале. На улице холодно, идёт белый снег крупными хлопьями, я хочу на улицу к друзьям. Кататься вместе с ними на санках. Вместо этого я закутываюсь в мамин халат (он пахнет маминым кремом и духами) и читаю Нарнию. Родители на работе, сестра в школе. Вдруг резко звонит дверной звонок, я бегу к двери и вижу в глазок брата. На его шапке снег, на плечах куртки снег, а в руках большой торт птичье молоко. Он делает мне слабый кофе (как взрослой) и мы едим торт.  Я говорю, что хочу на улицу покататься на санках. Брат недолго думает, одевает во всё теплое, что есть дома, сажает на санки и мы едем вокруг дома. Шарф мешает мне дышать, мне даже немного  жарко, но я счастлива. Я хохочу и кричу: «Быстрее, моя лошадка! Быстрее!!!». Дома мы прячем следы преступление: санки – на специальный крюк, одежду – в шкаф. Брат заговорщески подмигивает мне и просит никому не рассказывать. Это мой первый большой секрет.

Я с букетом белых роз стою около железнодорожной больницы. Из больницы выходят Альбина и брат с младенцем на руках. Потом мне дают его подержать. Это девочка, у неё маленький носик, чёрные глазки и короткий чёрный пушок на голове. Она спит и её губки шевелятся при дыхании. Дома Её разворачивают из пелёнки и она складывает ножки у животика бабочкой. Я целую её в ручки, пяточки, пальчики. Во мне рождается новое чувство. Нежность заполняет меня всю.  В этой девочке часть моего брата. Я люблю эту часть даже сильнее, чем его.

Три ночи до этого я не могла спать. Под утро, когда за окном уже был отчётливо виден рассвет, я смогла поспать часика полтора. Потом меня разбудили, мама сделала мне крепкий кофе и сварила овсяную кашу. В доме было много женщин и все меня спрашивали: «Ну как ты?».

Я хорошо. Подумаешь, у меня голова кружится от страха и волнения. Мы едем в салон с мамой и сестрой и нам всем делают красивые причёски, мне приклеивают ресницы, красят розовой помадой губы  и я напоминаю себе куклу Барби. Дома на меня одевают платье..Белое, с кружевными рукавами и небольшим шлейфом..в ресторане меня ставят в угол и все подходят ко мне, хотят сфотографироваться, поздравляют, желают счастья и детей. Я почти не слушаю их.  Я устала стоять, мне хочется посидеть и что-нибудь перекусить. Когда я нервничаю, я хочу есть. Ещё так жарко…На мне неудобные туфли.  Во двор ресторана заезжают машины…Меня переодевают в национальное платье, опускают фату, ведут к старшим..От нервов у меня трясутся руки и трудно ходить. Когда я смотрела на своих подруг-невест, думала, что сама никогда не расплачусь. По моему лицу текут слёзы..меня сажают в машину, я ловлю взгляд своего брата, он улыбается. Я сквозь слёзы улыбаюсь в ответ...

В нашей жизни меняются декорации, окружение и работа. Мы легко забываем людей, которые были нам близки,  и ещё легче заводим новые знакомства. Но нет ничего крепче любви между сестрами и братьями.

Залина Сидакова

 



Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи!

Не все поля формы заполнены корректно: