Friday feaver

Мы курили опиум. Трубки, набитые свободой, мерно разрезали ночь, мягко обволакивая все вокруг. Улыбаясь и оголяя морщины, которые словно русла реки испещрили его лицо, Маруф с удовольствием взял мою трубку. Он не раз предлагал мне за неё деньги, марокканские трубки, карманные часы и другие, как он говорил, ценности. Слоновая кость в сочетании с чёрным деревом не давала ему покоя.

Эта трубка досталась мне от одного сикха. Ночью он приставлял к моему горлу нож на выходе из забегаловки, разжившись только пачкой импортных сигарет, одной из моих любимых зажигалок и парой мелких купюр. В полдень следующего дня он бледный и остолбеневший наблюдал как я вытаскиваю язык из пенящегося рта его 9 летнего малыша.

 

- Когда нибудь я пошлю к чертям эту жизнь и начну губить новую, чистую карму и тогда, Маруф, я подарю тебе то, чем ты меня сейчас угощаешь.

Маруф улыбнулся и безмолвно протянул трубку.

На веках нависала то ли невыносимая лёгкость бытия, то ли эмоциональная истощенность. Кажется, я понял, почему Маруф улыбался. Мои веки тянулись друг к другу как небо и земля на горизонте, и в итоге сомкнулись.

Открыв глаза, я  не сразу понял, что моя голова лежит на руках, а пол туловища несуразно пытается уместиться на маленьком круглом столике, на котором едва уместится завтрак иезуитской монашки. Голову пришлось поднять. Как я сюда попал я узнаю позже, а сейчас - где я? Я сижу в самом углу, а дальше ,у барной стойки, стоят, видимо, такие же пропащие как и я. Несколько столиков заняты разношерстными компаниями. Ох уж эти русские, они любят говорить громко, подчёркивая свой акцент, словно в каждом слове хотят сказать "Sibirrr". За столиками, я так понял, молодые художники, они пьют абсент и что - то черкают в блокнотах. Писатели сидят вон за тем столом и что-то живо и эмоционально повествуют друг другу. Тут же девушки легкого поведения  жеманно лакают шампанское. Я решил, что мне нужно взять сигарет в баре, выпить немного и узнать все –таки, как я сюда попал и где все. Я пробрался к стойке, взял сигарет, выпить и спросил, с кем я пришёл. Бармен ответил, что я пришёл с Винсентом.

-Какой Винсент? - спросил я.

По его взгляду и поднятым бровям я понял, что Винсент за моей спиной.

Винсент, мать его Ван Гог... Этого не может быть! Это сон! Да, это сон! Встретить Ван Гога во сне... Что со мной? Ладно, всяко лучше, чем мять во сне пышногрудых одалисок.

Мы сели за стойку, Винсент попросил как обычно. Бармен принёс бутылку абсента, стаканы, сахар, воду и ложку с дырочками. Перно, - про себя подумал я.

Как мешает краски, как играет цветом! Мне черт побери нравится этот сон, - думал я про себя.

К нам подходят люди, знакомятся, потом приводят ещё людей и представляют их нам, но я не вижу никого, кроме него. Он настоящий! Вторая бутылка абсента и мы уже пересаживаемся за стол. Я только сейчас заметил, что все это время там сидел брат Тео. Он излучал некое внутреннее тепло. Несмотря  на то,  что жизнь уже оставила отпечаток усталости на его лице, улыбался он как то по-детски. Вскоре Тео тепло попрощался и ушёл, оставив приятный осадок.

Все вокруг растворялось - люди, столы, стены, благородно дубовая стойка. Растворялось все, кроме светильников на стенах, коричнево кирпича и желтизны вокруг, казались, что жёлтый наступает. Мне страшно! Он настоящий! Мне страшно, вдруг это не сон, что если это реально! От абсента ещё сильнее желтеет в глазах. Мы пьём, мы обсуждаем, спорим, восхищаемся! Ах, эта ночь!

Внезапно лицо Винсента искажает демоническая ухмылка. ОН берет нож со стола ,и смотря мне прямо в глаза, спрашивает:

- Хочешь я расскажу тебе, почему я отрезал ухо? Дьявольский смех наполняет все вокруг, даже рыжий кирпич и настенные светильники дрожат в такт хохота! Я кричу:

-Нееееееет!

Демонических смех овладевает уже всеми! Винсент подносит нож к уху, оттягивая его другой рукой. Я смотрю на свои приборы и ищу нож! Нееееет! Неееет! Я понимаю, что если он сейчас скажет мне, почему отрезал ухо, я проделаю то же самое! Я кричу нетттт! А хохот все ближе и глубже.... Я чувствую, как холодом входит в меня дьявольский хохот, а Его глаза горят и смотрят мне прямо в глаза!

Я начинаю хохотать стальным лязгом... моя рука тянется к ножу.... вспышка...темнота

 

-Господин, господин...

-А? Что? Где Винсент? - непонимая повторяю я.

-Господин, вы в порядке?

Я открываю глаза и вижу Маруфа. Он прикладыает смоченый водой платок к моему горящему лбу.

 

- Какой Винсент, Господин?

- Никакой! Не ваше дело!

- Дружище, кажется ты немного перестарался?

- Пошли к черту! Чего столпились! Пошли вон! И принесите мне выпить!

Маруф кивнул и через миг принесли графин воды.

- Проклятье! Я что сказал, что меня мучает жажда? Я сказал выпить! Принесите бутылку Corvoisier сигарет и пошли все к черту! Мне нужно побыть одному!

Разошлись. Дурное настроение и хороший коньяк замечательный союз. Затягиваюсь сигаретой одну за другой. Что это было? Что черт возьми это было! Надо выпить. Надо выпить и поехать к женщинам, которые искренне меня любят. Искренне, но по тарифу.

Что за чертовщина? Эта стена была серого цвета! Твою мать откуда тут этот светильник? Почему стены желтеют?? Штукатурка сыпется, обнажая огненно рыжие кирпичи! Они вырываются словно из преисподни! Что творится? Маруууууф! Кто нибудь!!! Ээээй....

Отче наш сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Господи, я знаю что Ты в меня не веришь, но клянусь Бого... клянусь, что я уверовал в Тебя! Спаси и сохрани!

Я не знаю, что происходит, но я снова в этом кафе. За тем же дальним столиком! С желто-рыжих стен поглядывают светильники, а дубовая стойка восседает на троне. Я один, больше никого! Хочу бежать, но не могу встать. В тот момент, когда меня уже охватывает паника, входит Тео.

- Боже, как я рад тебе Тео....

- Винсента больше нет....

Вспышка...темнота...

- Теоооооо! Тееееео! Винсеееент!

- Господин, у вас жар

И снова лицо Маруфа.

- Кажется, я схожу с ума!

- Господин, у Вас жар. Я позову доктора.

- Я хочу выпить! Воды.

Я весь горю, выпил графин с горла.

- Маруф, где записка?

- Какая записка?

- Тео выронил записку, я ее подобрал, а потом темнота, она должна была быть со мной!

- Господин, вы что то страстно писали, а когда уснули, я убрал все в ваш стол.

- Принеси мне скорее эти записи!

- Хорошо, Господин

Черт...что за бесовщина творится у меня в голове. По моему настало время подарить трубку Маруфу и поехать отдохнуть на кислые воды.

Черт! Черт! Твою же мать! Стена снова рушится!!!

- Марууууууф! Маруф быстрей неси записи! Марууууууф

- Марууууф....

-Оу, дружище, что с тобой? Ты в порядке? Какой Маруф?

- Я вырубился что ли? Долго я спал?

- Нет, я отошёл к бару на секунду, а ты начал что то кричать.

- Что это было?

- Я же говорил здесь отличный абсент "Pernod". По рецептуре как пару веков назад, как тот, что пили на Монмартре.

- Понятно... хороший абсент оказался. Аж желтит в глазах. Мы что его ещё и поджигали и в стакан с водой капали?

- Да, пили просто со льдом. А потом пришёл твой друг и начал нам так наливать.

- Дай сигарету? Мммм... голова кругом. Какой друг??? Погоди...погоди!!! Где записки????

 

Мартин Будаев

 



Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи!

Не все поля формы заполнены корректно: